Главная » 2015 » Март » 20 » «Спасибо, что нет войны»: чем живут новые россияне в Крыму
04:55
«Спасибо, что нет войны»: чем живут новые россияне в Крыму

http://daily.rbc.ru/special/business/16/03/2015/550549ce9a79474207851a12
 16.03.2015, 00:04

Ксения Шамакина, Елена Мязина
Присоединение Крыма обернулось для России не только экономическими санкциями и подмоченной мировой репутацией, но и появлением нового региона, нуждающегося в гигантских вливаниях с непредсказуемым эффектом. А что получил от смены флага сам полуостров? Корреспонденты РБК побывали в Крыму и посмотрели, как спустя год живут и зарабатывают местные предприниматели
Крымская весна. Теперь это не только цветущий миндаль, щебечущие наперебой птицы, слепящее глаза море и просыпающиеся набережные курортных городов, но и годовщина известных всему миру событий. «Ситуация развернулась на Украине таким образом, что мы были вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России, потому что мы не можем бросить эту территорию и людей, которые там проживают, на произвол судьбы, под каток националистов», — так недавно объяснил прошлогодние события российский президент Владимир Путин.


Фото: Михаил Мордасов для РБК

Для крымчан эти слова наполнены особым смыслом. Год назад среди местных жителей было много скептиков, делится наблюдениями директор крымской розничной сети «Яблоко» Татьяна Пикалова. «Но потом начались все эти события на юго-востоке Украины, и мы поняли, что это очень хорошо для нас, что мы стали частью России, — продолжает она. — Конечно, сейчас много сложностей переходного периода, но все они преодолимы. Спасибо, что нет войны». «Юго-Восток [Украины] — это цветочки по сравнению с тем, что могло быть в Крыму. Крымско-татарский фактор плюс украинские националисты, которые к нам хотели переехать, и Крым был бы изолирован [от остального мира]», — еще более решителен мэр Судака Владимир Серов.

«Переходный период»

В России не все гладко, но на Украине еще хуже — эту мысль повторяли почти все собеседники РБК в Крыму. «Не все гладко» в цифрах 2014 года выглядит для полуострова так: промышленность — почти минус 10%, оборот розничной торговли — минус 8%, строительство — 44,5% от уровня 2013 года.

«Мы Украиной быть перестали, но и Россией не стали, какая-то «Недороссия», — усмехается один из крымских предпринимателей. Но те, кто настроен позитивно, находят решения всем проблемам. Почти не действует железнодорожное сообщение с Украиной, а паромы на Керченской переправе не справляются с потоком транспорта? — Так скоро мост построят, а по делам мы через Москву хоть куда летаем. Не работают Visa и Mastercard? — Привыкли с пачками купюр ходить. Ушли украинские клиенты? — Зато российские появились: 146 млн человек против 43 млн. Из-за проблем с поставками стало меньше продуктов в магазинах? — Ну раньше было десять видов кефира в магазине, а сейчас два — нормально.

Тени прошлого: как меняется облик Крыма Фотогалерея На первый взгляд, в Крыму за последний год ничего серьезно не изменилось: разбитые дороги, неразвитая инфраструктура, сдающиеся в аренду покосившиеся домики сменяются роскошными гостиничными комплексами и апартаментами. Реликтовые леса, старинные парки, море, солнце после присоединения полуострова к России тоже никуда не делись. Но многие атрибуты старого, украинского Крыма либо уже исчезли, либо находятся на грани исчезновения. О том, чем живут и как зарабатывают крымские предприниматели, читайте в репортаже РБК. Посмотреть 14 фотографий

Изящные решения находит и крупный российский бизнес. В условиях международных санкций публичные компании официально в Крыму не работают. Но это официально.

На полуострове формально не появились российские операторы связи: МТС, «ВымпелКом» и «Мегафон» продолжают публично открещиваться от крымского бизнеса, хотя и понизили тарифы для местных звонков почти до уровня внесетевого роуминга. Из российских операторов Крым сейчас обслуживает только краснодарский «К-телеком» (бренд Win Mobile). Он начал работать в августе 2014 года на частотах МТС. В МТС неоднократно опровергали свою связь с краснодарской компанией, но у крымчан на этот счет свое мнение: «Win, win, но мы-то знаем, кто это. У меня две сим-карты, одна российская — МТС, другая — крымская Win, от обеих мне приходят одинаковые сообщения», — усмехается предприниматель из Симферополя.

Сколько Москва потратила на Крым за год

«Просто» без денег

Крупнейшие российские банки по-прежнему обходят Крым стороной: из топ-20 по активам на полуострове работает только «Россия», но ему терять нечего — сам еще с 20 марта 2014-го находится под санкциями. В апреле в Крыму появилось представительство «России», а к лету банк открыл сеть из 30 офисов, обслуживающих частных и корпоративных клиентов.

Но «завоевать» местный рынок удалось не ему, а Российскому национальному коммерческому банку (РНКБ). Бывшая «дочка» Банка Москвы (сейчас 99,9% акций банка принадлежит петербургской группе компаний «Комплексные энергетические решения») раньше других после присоединения начала осваивать новую территорию: свое первое отделение на полуострове РНКБ открыл 31 марта 2014 года. В банке сразу завели счета многие крымские юрлица. «Выбора не было, — объясняет финансовый директор одной из крымских компаний. — Хотя поначалу РНКБ работал даже без контактных телефонов, и бухгалтерам приходилось почти каждый день бегать в банк и стоять в очередях, но постепенно все наладилось».

Сейчас РНКБ — крупнейшая банковская сеть на полуострове, включающая 240 отделений и около 700 банкоматов. Расположились они в том числе в бывших помещениях украинских Сбербанка, ВТБ и национализированного Приватбанка миллиардера Игоря Коломойского. Благодаря крымским клиентам РНКБ за год из восьмой сотни российских банков по объему депозитов юрлиц перешел в первую. Если год назад на счетах корпоративных клиентов в банке было всего 425 млн руб., к октябрю прошлого года — уже 22,6 млрд руб. Правда, и его постигла судьба «России»: с июля 2014-го РНКБ входит в санкционные списки Евросоюза, а в марте банк попал и под санкции США.

РНКБ — один из 23 российских банков (включая «Россию»), поддерживающих платежную систему «Универсальная электронная карта» (ПРО100, читается как «Просто»). А так как Visa и MasterCard в Крыму с декабря 2014-го не действуют (должны возобновить работу 1 апреля), безналично оплатить услуги сейчас можно только картой «Просто». Сервисные предприятия Крыма постепенно к ней подключаются — корреспондентам РБК предлагали с помощью «Просто» оплатить бензин на заправке.
Фото: Елена Мязина/РБК

Кроме РНКБ и «России» в Крыму работают Генбанк, ФИА-Банк, МАСТ-Банк и другие сравнительно небольшие российские банки. Но спектр их услуг настолько скуден, что предприниматели все чаще вспоминают о былых временах. «При Украине ипотека, автокредитование, потребительские кредиты были почти в каждом банке, а теперь мы как будто вернулись на 20 лет назад, — возмущается владелец торговой компании. — О каком потребительском спросе вообще можно рассуждать?»

Страдают не только потенциальные покупатели — самим бизнесменам тоже не позавидуешь. Банковские счета они с грехом пополам открыли, а вот взять в долг не могут. «Проще в космос полететь, чем получить сейчас кредит в Крыму, — говорит Татьяна Пикалова. — Банки формально готовы кредитовать, но реальных вариантов нет». Совладелец винодельческой компании «Сатера» Игорь Самсонов так описывает ситуацию: «Приходим мы в банк, с нас требуют данные о выручке компании за последние три года. Ну в гривнах я им могу дать, но им же в рублях надо!» Опрошенные РБК крымские предприниматели ведут переговоры о кредитах под 15–25% годовых с Генбанком, ФИА-Банком, но из-за долгого сбора документов и согласований заем пока никто не получил.

Неофициальные дилеры

На годы назад отскочил и авторынок. «Раньше у каждого официального дилера была своя зона ответственности в зависимости от территории, — рассказывает директор и совладелец «Крым-Автохолдинга» Дмитрий Семенов, около десяти лет при Украине продававший автомобили Volkswagen. — Другие желающие не могли просто так зайти на рынок».

Генеральным импортером Volkswagen и Audi была компания «Порше Украина», и местные дилеры работали через него, поясняет бизнесмен, — то же самое было с Nissan, Toyota и другими марками. В России же все наоборот: на одной территории может быть сколько угодно официальных дилеров. «Сначала [после присоединения] я утратил статус и почти год не знал, что делать и чем заниматься, а у меня более 100 человек [сотрудников], — вспоминает Семенов. — Было тяжело, с нами никто не проявлял желания сотрудничать и подписывать контракты».

В это время все, кто раньше хотел торговать импортными автомобилями, поехали в Россию, на материк, начали скупать автомобили у российских дилеров, привозить в Крым и продавать людям без каких-либо обязательств. Причина ажиотажа — в огромной разнице российских и украинских цен. Собранный на российском заводе автомобиль с автоматической коробкой передач на Украине стоил $21000, а в России — порядка $13000, поясняет Семенов. Причина — высокие таможенные сборы: на Украине на них приходилось порядка 55% стоимости товара.

Без посредников дешевле

Вслед за перекупщиками на материк отправились и сами крымчане. Сейчас в России за $3–4 тыс. можно купить машину, которая при Украине стоила $10–15 тыс., рассказывает таксист Александр: «До Краснодара и Ростова рукой подать, а если есть родственники в Москве и Питере, то там еще дешевле». Полуостров заводнили б/у машины, констатируют дилеры, Симферополь переполнен автомобилями, купленными в Краснодарском крае.

Рынок сломался, сетует Семенов: теперь иномарками на полуострове торгуют все кому не лень: и частники, и перекупщики, и салоны. «На Украине это называлось «серое дилерство», или «теневые продажи», которые были практически невозможны», — вздыхает он.

Долгожданный статус официального дилера Volkswagen в России не избавил гендиректора «Крым-Автохолдинга» Дмитрия Семенова от проблем: например, с доставкой автомобилей. Если раньше она занимала два дня (автовозы шли напрямую из Киева), то сейчас до трех недель. Кроме того, из-за европейских санкций против России многие запчасти стали вообще недоступны.
Фото: Михаил Мордасов для РБК

Распродавая последние машины и запчасти еще от украинских поставок, Семенов почти ежедневно писал российскому импортеру — «Фольксваген Груп Рус» о своем желании стать официальным дилером, но не получал ответа. Причина понятна: многие крупнейшие автопроизводители долгое время сторонились спорного полуострова. Удача улыбнулась Семенову только в конце лета: представители «Фольксваген Груп Рус» посетили автоцентр и обнадежили бизнесмена. Но договор с «Крым-Автохолдингом» был подписан только в декабре и только по легковым автомобилям. Получить комментарии руководства «Фольксваген Груп Рус» о стратегии работы на полуострове не удалось, но сотрудничество с «Крым-Автохолдингом» компания не скрывает. «Поддержка клиентов является для марки Volkswagen одним из главных приоритетов», — подчеркивается в письме пресс-службы «Фольксваген Груп Рус» РБК.

Банки, связь и машины на полуострове есть, теперь крымчане ждут крупнейшие российские торговые сети.

Бананы по 135 рублей за кило

Полупустые полки, почти нет посетителей, бананы — 135 руб. за килограмм, груши «конференц» — 199 руб., 50-граммовая банка черной икры — 2969,4 руб. — супермаркет «Фуршет» в Симферополе производит удручающее впечатление: сразу вспоминаются многочисленные сообщения прессы о перебоях с поставками продуктов в Крым и о стремительном росте цен. Но этот магазин нельзя считать индикатором. Во-первых, больше половины продуктов в Крыму до сих пор продается на рынках, знает глава ассоциации «Содействие торговле Крыма» Сергей Макеев (госстатистики от России на этот счет еще нет). А на рынках торговля по-прежнему идет бойко, убедились корреспонденты РБК. Во-вторых, сетевая розница, на долю которой, по оценке Макеева, приходится менее 20%, тоже чувствует себя по-разному.

На Центральном рынке Симферополя — бойкая торговля. Здесь можно найти все самое необходимое: от обложек на российский паспорт до пальто из России и Белоруссии.
Фото: Елена Мязина/РБК

Представители международных ретейлеров — «Ашан» (1 гипермаркет в Крыму) и Metro (2 гипермаркета) — после присоединения Крыма к России все товары завозят через паромную переправу из материковой России. Но в Керченском проливе часто случаются штормы, особенно зимой, поэтому, по наблюдениям Макеева, эти гипермаркеты живут от поставки до поставки, и на полках у них «то густо, то пусто».

В универсаме «Яблоко», расположенном через дорогу от «Фуршета», полки заставлены продуктами, ассортимент — шире московского. В торговом зале площадью 1,2 тыс. кв. м — 18 тыс. товаров, рассказывает директор сети Татьяна Пикалова. Для сравнения: средняя площадь российского «Перекрестка» — 1 тыс. кв. м, он вмещает 13,5 тыс. позиций. Секрет изобилия в том, что у «Яблока» всегда был большой ассортимент местных товаров, и универсам быстро переориентировался на работу с российским ассортиментом, говорит Пикалова: «Понимаете, нам некуда было уходить: мы — крымская сеть, наш владелец — крымчанин. Мы сразу поняли, что теперь мы — российская компания, а крымские подразделения украинских сетей долго ждали отмашки от собственников». Владелец «Яблока» — Вячеслав Ташкинов. Ему также принадлежит ряд компаний, которые занимаются производством, оптовой и розничной продажей продуктов питания, например «Крымфрукт».

У «Яблока» до присоединения к России крымская продукция составляла около 30% ассортимента (у других крупных сетей — в разы меньше). Эта доля почти не изменилась, еще примерно 60% товара сейчас приходится на материковую Россию и 10% — на Украину. Подорожали поставки: привезти фуру из Москвы на Кубань стоит 35–40 тыс. руб., с Кубани в Крым — 60 тыс. руб., приводит цены Макеев. По словам Пикаловой, «Яблоку» сейчас доставка фуры из Краснодара обходится в 95–130 тыс. руб. Пригнать фуру из Киева раньше стоило примерно 50 тыс. руб.

Из-за более высокой стоимости российских товаров и их доставки розничные цены на продукты питания в Крыму подскочили на 53,2% (декабрь 2014-го к декабрю 2013-го, данные Крымстата). Фрукты подорожали на 82,9%, мясо — на 64%, хлеб — на 34,2%. Аналогичные категории продуктов для всей России Росстат не приводит, но плодоовощная группа за это время подорожала на 22%, мясо и птица — на 20,1%, хлеб и хлебобулочные изделия — на 7,5%.

Директор розничной сети «Яблоко» Татьяна Пикалова на примере своего магазина демонстрирует, что дефицита продуктов в Крыму нет.
Фото: Михаил Мордасов для РБК

Впрочем, крымчане говорят, что продуктовая инфляция их не очень расстраивает. «Пенсионеры теперь даже фрукты на рынке могут себе купить, а раньше не могли себе позволить. Раньше пенсия — не было даже 1000 гривен [около 4 тыс. руб. по курсу на конец 2013 года]», — утверждает мэр Судака. Когда пенсионерам подняли пенсии, они с пачками купюр приходили в магазин, подтверждает Пикалова: «Все им завидовали, но потом и работающим стали постепенно поднимать зарплаты». Средняя заработная плата в Крыму, исходя из данных Крымстата и расчетов РБК, в прошлом году выросла на 52,6% до 17,2 тыс. руб.

Крымские подразделения АТБ (около 60 магазинов) и «Фуршета» (16), по словам участников рынка, хоть и работают как российские юрлица, преимущественно на российском ассортименте, но в последние несколько месяцев ведут переговоры о продаже. «Когда я их напрямую спросила о возможности сделки, они сказали, что не продаются, — комментирует Пикалова. — Видимо, ждут предложений от крупнейших российских сетей». А пока те не пришли, сеть «Яблоко», у которой сейчас восемь универсамов в Симферополе и один в Севастополе, планирует открыть еще несколько новых магазинов. «Нам нужно сейчас стараться, работать, потому что крупные российские ретейлеры все равно к нам придут», — заключает Пикалова. Пока, по информации ассоциации «Содействие торговле Крыма», из российских сетей на полуостров зашла пока только небольшая ростовская продуктовая сеть «Ассорти».

Крымские устрицы

Из-за роста цен крымчане стали выращивать больше продуктов на приусадебных участках, рассказывает жительница Судака. В прошлом году в местных фермерских хозяйствах, по данным Минэкономразвития республики, зафиксирован резкий рост производства сельхозпродуктов, зерновых и овощей — на 34–37%, с обмолоченных площадей получено 11 млн центнеров зерна — на 44% больше, чем в 2013 году. Все это позволило сельскому хозяйству в отличие от других отраслей показать хоть и небольшой — 0,7%, — но рост за год.

Но если местных жителей в большей степени беспокоит рост цен, то обеспеченных гостей — дефицит деликатесов из-за введенных Россией контрсанкций. Форс-мажорные обстоятельства неожиданно сыграли на руку тем, кто реально может заменить запрещенный в России импорт.

Теперь крымский, а раньше московский предприниматель Сергей Кулик организовал мидийно-устричное хозяйство в поселке Кацивели под Ялтой восемь лет назад. Сейчас многие считают, что Сергею повезло: устрицы в Крыму выращивает только он.

Благодаря запрету на ввоз моллюсков из Евросоюза, США и других стран бизнес Сергея Кулика, владельца мидийно-устричного хозяйства, резко пошел в гору.
Фото: Михаил Мордасов для РБК

Первоначальные инвестиции в проект составили $2 млн, это были преимущественно заемные средства. Кулик арендовал для плантации 5 га в открытом море. Утверждает, что за аренду Украине не платил, только получил разрешение на работу. Начал завозить мальков из Англии и Франции. До взрослого состояния устриц выращивают 2,5–3 года. Первые «урожаи» были небольшими, и в основном Кулик съедал их с друзьями. Только в 2012-м он понемногу начал поставлять свою продукцию в крымские рестораны. Одним из первых клиентов стала, например, резиденция «Крымский бриз» (через ряд компаний принадлежит ООО «Газпром добыча Оренбург»; аренда виллы на сутки стоит до 250 тыс. руб.). В прошлом году Кулик продал 10–15 тыс. устриц по 100 руб. за штуку.

В августе прошлого года, когда Россия ввела продовольственное эмбарго, телефон Кулика стал разрываться от звонков московских и петербургских рестораторов. Объемы хозяйства пока не позволяют продавать устриц всем желающим и организовать поставки в материковую Россию, но предприниматель записывает всех потенциальных клиентов в очередь. Среди таких, по его словам, построенный Сбербанком и запущенный прошлым летом гостиничный комплекс «Мрия» (банк вложил в него $186 млн).

Конечно, ресторанный бизнес за полгода с введения санкций перестроился и стал закупать устриц в Тунисе, Южной Корее и Новой Зеландии. Но крымские устрицы обходятся дешевле — в этом году Кулик, ориентируясь на курс евро, продает их по 180 руб. за штуку. В ресторанах, по его наблюдениям, их выставляют за 350 руб.

Сейчас на плантации Кулика находятся 100 тыс. устриц разного «возраста». В ближайшее время он намерен расширить плантацию до 20 га, увеличить мощности по вылову, закупить еще 2 млн мальков (на это нужно получить разрешение, так как мальки устриц тоже попали под санкции). Для расширения нужны инвестиции — еще примерно $2 млн. Кулик рассматривает разные варианты: подать заявку на грант от Минсельхоза, привлечь кредит или взять заем у частных лиц. Желающих, по его словам, очень много. Предприниматель уверен, что через несколько лет сможет продавать 1–1,5 млн устриц в год и отбить инвестиции.

В выигрышном положении оказались и другие российские бизнесмены, которые начали проекты в Крыму несколько лет назад и успели запустить их к прошлому году.

Ялта, море, дипломаты

«Ну я вообще Крым с юности люблю», — объясняет свой интерес к спорному полуострову управляющий директор группы Arbat Capital Алексей Голубович. В Крыму одна из компаний группы на деньги инвесторов построила элитный жилой комплекс. Землю общей площадью 3 га под строительство апартаментов удалось арендовать под Ялтой, рядом с Ливадийским дворцом, где проходила Ялтинская конференция 1945 года, поэтому комплекс назвали звучно — «Дипломат». Неподалеку в феврале этого года открыли скандальный памятник Сталину, Рузвельту и Черчиллю работы Зураба Церетели. Здесь же, на побережье, находятся существующие с советских времен госдачи под порядковыми номерами 1 и 2, санаторий «Нижняя Ореанда», построенный на месте бывшего дворца Николая I, первого имения династии Романовых в Крыму.

Строительство восьми корпусов «Дипломата» общей площадью 46 тыс. кв. м началось в 2012 году. «Крым до воссоединения с Россией — это полусамостоятельное государство внутри Украины, — рассуждает Голубович. Абсолютно все всегда за все просили денег. Мы избежали болота коррупции только потому, что работали через британскую компанию с украинской «дочкой». Нас решили не трогать, решив, что мы совсем «евросоюзовские» и можем куда-нибудь нажаловаться в случае чего».

Переориентация на Россию повлияла даже на отделку квартир в «Дипломате». «При Украине мы продавали апартаменты богатым чиновникам или людям, близким к власти, — поясняет Голубович. — Когда вышли на рынок российского покупателя, поняли, что его вкусы более изысканны, нужна не такая яркая отделка, менее пафосная».
Фото: Михаил Мордасов для РБК

К началу событий на майдане основные строительные работы были завершены. «Это подхлестнуло спрос, — говорит Голубович. — Если до этого жилье у нас покупала, скажем так, состоятельная интеллигенция из России и Украины, то с начала Майдана начали приезжать чиновники из Киева, предприниматели из Донецка, Днепропетровска, которые считали Крым безопасной зоной».

Следующий скачок продаж пришелся на «крымскую весну». «Сразу после истории «Крымнаш», несмотря на то что в Крыму была чуть ли не военная ситуация, продажи резко пошли вверх», — говорит Голубович. Апартаменты стали покупать российские нефтяники, газовики и чиновники. На волне спроса в «Дипломате» подняли цены, но только на 10%, говорит руководитель отдела продаж ЖК «Дипломат» Иван Шариков. Теперь 1 кв. м стоит $3,8–8 тыс., средняя площадь апартаментов — около 100 кв. м. В среднем цены на недвижимость на южном берегу Крыма после присоединения к России повысились на 15–30%, говорит владелец агентства недвижимости «Ялта-Сити» Михаил Бычков. Цены на жилье экономкласса сейчас начинаются от $1,3 тыс. за 1 кв. м.

Всего в проект, по словам Голубовича, инвестировано около $85 млн. На начальном этапе это были средства зарубежных инвесторов. После присоединения Крыма к России их доли выкупили россияне, теперь комплексом через ООО «Добро-Плюс» владеет сам Голубович и партнеры, которых он не называет.

Окупаемость «Дипломата» серьезно затягивается: сейчас из 275 квартир продано 40%. Из-за падения рубля и военных действий на юго-востоке Украины продажи практически прекратились.

Россиянам, конечно, немного проще находить покупателей среди жителей «материка». Коренные крымчане только учатся работать на новом рынке сбыта.

«Крымский Крым»

«Когда я приехал на московскую выставку «Продэкспо» в феврале, в павильоне крымских производителей было множество брендов, которых я ни разу в жизни не видел, — возмущается совладелец винодельческой компании «Сатера» Игорь Самсонов, родившийся и живущий в Крыму. — Какие-то «Крымские зори», «Крымский рассвет», «Крымский Крым», в общем».

Возмущение Самсонова можно понять. В начале 2000-х они с партнером Русланом Классовым выкупили построенный в советское время винодельческий завод в Бахчисарайском районе, поставили туда новое оборудование и с 2007 года стали рядом выращивать собственные виноградники на 49 га земли. Инвестиции превысили $2 млн. В 2013 году «Сатера» разлила около 4 млн бутылок вина. Больше 3 млн из них — под брендом «Легенда Крыма» для одноименной российской компании. Оборот «Сатеры» в 2013-м составил, по словам Самсонова, $8–10 млн.

В постсоветский период из-за экономических проблем площади виноградников в Крыму сократились со 150 тыс. до 40 тыс. га. Более 70% виноградников старше 20 лет и изрежены на 20-40%. В условиях незначительных инвестиций в отрасль производство вина наливом упало с 27 млн дал в 1984 году до 7,5 млн дал в 2013 году. В настоящее время оборудование госпредприятий находится в крайней степени износа, многие предприятия не действуют.

(Из концепции стратегии развития отрасли виноградарства и виноделия в Республике Крым и городе федерального значения Севастополь на период 2014–2025 гг.)

В прошлом году жизнь крымских виноделов перевернулась. «Сатера» в первой половине 2014-го разлила 2,5 млн бутылок для «Легенды Крыма» — по импортным акцизным маркам. А получение федеральных спецмарок (ФСМ) для собственных торговых брендов — Esse и Satera — затянулось. «Мы, как и все, в прошлом году застряли на том, что надо было перерегистрироваться, — поясняет Самсонов. — Было украинское предприятие, стало российское, требования ФЗ-171 [закон, регулирующий алкогольный рынок России], замечательная система ЕГАИС, Росалкогольрегулирование, лицензии. Для получения ФСМ нужна была банковская гарантия, банки нам ее не давали, пришлось свои оборотные средства положить».

В итоге собственное производство простаивало 4–5 месяцев, и «Сатера» за это время «проела» денежный запас, который был у компании. Первую российскую марку «Сатера» получила в ноябре, распечатала ее в декабре, и надо было срочно организовать поставки на «материковую» часть. Раньше «Сатера» в Россию продавала небольшой объем продукции, и — через дистрибьюторов. Теперь компания решила работать с новым рынком сама.

Совладелец винодельческой компании «Сатера» Игорь Самсонов в этом году рассчитывает продать 2,5-3 млн бутылок вина, причем теперь он хочет работать только под собственными марками. В этом году «Сатера» запустит новый премиальный бренд Kacha Valley.
Фото: Михаил Мордасов для РБК

Договориться с крупными торговыми сетями не получилось: «Их вообще не интересует, откуда вино, им важен только ценник», — сетует Самсонов. Быстро заключить контракт удалось только с крупнейшей российской сетью алкомаркетов «Красное & Белое». Им «Сатера» поставила крупную партию вина в декабре, прямо перед Новым годом. «Только за счет этого мы и удержались на плаву», — заключает Самсонов.

Главного он добился. Крымскому бюро винограда и вина, где Самсонов является замруководителя, удалось пролоббировать интересы крымских виноделов. Путин преподнес им новогодний подарок — 31 декабря подписал принципиальные поправки в ФЗ-171. Переходный период под требования российского законодательства крымским производителям продлили на год — до 1 января 2016 года. Еще с 1 июля 2015 года они смогут использовать специальное наименование «Крым» на вине, сделанном из крымского винограда в Крыму же.

«Массандра» заменит все

Крымские виноделы очень надеются, что их вина частично заместят на российском рынке сильно подорожавшие импортные. Глава Крымского бюро винограда и вина Янина Павленко, которая в феврале стала и.о. гендиректора «Массандры», прошлым летом даже написала письмо Путину с просьбой запретить импорт вин из Евросоюза. Запрета не последовало, но Павленко уверена, что «Массандра» и без этого сможет увеличить сбыт в России.

В прошлом году крупнейший крымский производитель вин выпустил 10,7 млн бутылок, в этом году Павленко надеется сделать минимум 12 млн, из которых 60%, по ее расчетам, пойдет в материковую Россию, 30% будет продано в Крыму и 10% будет экспортировано, рассказала она РБК. Уже есть договоренности о поставках в две страны дальнего зарубежья, которые она не называет.

Правда, ситуация вокруг «Массандры» пока сложная. Предприятие, как и завод шампанских вин «Новый Свет», который раньше возглавляла Павленко, было национализировано. Сейчас «Массандра» принадлежит Управделами президента России, прежний директор Николай Бойко, руководивший предприятием с 1987 года, отстранен от должности, следователями Республики Крым на него заведено уголовное дело. Глава Крыма Сергей Аксенов заявлял, что финансовые потери «Массандры» из-за «злоупотреблений» за полтора года с начала 2013-го составили 4,3 млрд руб. По его словам, Бойко «превратил госпредприятие в личный бизнес».

Связаться с Бойко РБК не удалось. По информации его бывшего заместителя Юрия Космачевского, на которого заведено два уголовных дела, бывший директор находится на лечении в Киеве.

При поддержке Росалкогольрегулирования и Минсельхоза виноделы надеются в этом году восстановить серьезно просевшую отрасль: в прошлом году было собрано на 26,3% меньше винограда, выпущено на 20,1% меньше вина. Но самое большое падение среди отраслей показало строительство — оно просело на 55,5%, до 3,2 млрд руб. За счет чего выживают девелоперы?

Строить для ФСБ

По данным Минэкономразвития Крыма, в прошлом году второе место по объемам строительства после «Черноморнефтегаза» заняла строительная компания «Консоль», которую связывают с председателем госсовета Республики Крым Владимиром Константиновым.

Третье место — у компании «Декор-СВ» симферопольского предпринимателя Сергея Овчинникова. Раньше она специализировалась на бассейнах: строила по 40–50 объектов в год, но в 2014-м сделала всего семь: «Не до этого было людям», — поясняет Овчинников. Пришлось брать подряды на другие объекты. В прошлом году «Декор-СВ» строила детсады, рестораны, гостиницу и другие объекты. Часть из них — за бюджетные деньги по программам помощи российских регионов Крыму. Оборот «Декор-СВ» в прошлом году, по словам Овчинникова, превысил 200 млн руб.

Новый детский сад «Радуга» в Судаке открыли 4 марта. Раньше это был лицей, но сады городу нужнее — в очереди, по словам главы городской администрации Владимира Серова, почти 1000 человек. Проект реконструкции появился еще при Украине, но работа началась только после присоединения Крыма. Помогла Москва: деньги — около 26 млн руб. — выделили из Федерального бюджета.
Фото: Елена Мязина/РБК

Хорошо идут дела и у симферопольской группы компаний «Владоград». В 2014-м совладелец группы Владимир Михайлов с партнерами «немного увеличили» объем строительства и оборот: группа сдала порядка 30 тыс. кв. м жилья, ее оборот составил около 1 млрд руб. В этом году предприниматель ожидает примерно таких же показателей.

В начале этого года одна из компаний «Владограда» выиграла конкурс на продажу 112 квартир в Симферополе ФСБ России — для ее крымского управления. Сумма контракта — 276 млн руб., «Владоград» продаст квартиры в своих строящихся домах. Примерно 30% частных покупателей квартир в последний год, по словам Михайлова, — «люди с континента», в основном госслужащие, которые переехали на работу в Крым.

«Владоград» собирается участвовать и в других тендерах на госзаказы и начал даже строить новые бетонные заводы для строек, но на большие подряды Михайлов все-таки не рассчитывает: «В основном все заказчики — из Москвы, есть подрядчики, которые с ними уже работали, они раньше узнают о тендерах, успевают заявки подать… — объясняет предприниматель. — Нам, конечно, пока сложновато в новую систему встроиться».

Гости с материка

А что же самая известная отрасль Крыма — курортная, за год потерявшая более трети клиентов? «Это был худший год на моей памяти, — рассказывает директор небольшого санатория, находящегося недалеко от Евпатории. — Иногда в коридорах повисала тишина, и не верилось, что я на работе, а за окном начало лета». У Сергея Кулика в Кацивели также небольшой гостиничный комплекс «Яхонт» на 26 мест. В прошлом году, по словам предпринимателя, его оборот упал в пять раз. О серьезном падении количества гостей РБК рассказали еще несколько менеджеров пансионатов и санаториев, приехавших в Ялту на профильную выставку.

Прошлогодние результаты — 3,8 млн человек против 5,9 млн в 2013 году — известны давно. Часть туристов заместили командированные с материка, напоминает Татьяна Пикалова из «Яблока»: «Думаю, и в этом году так будет». «Ни для кого не секрет, что в санатории и пансионаты, особенно в те, что были национализированы, нагнали пенсионеров, инвалидов и детей, — кипятится житель Судака. — Частникам было тяжелее, а жителям, тем, кто обслуживает сектор, и вовсе беда: кошельки у льготников, понятное дело, битком не набиты».

Расследование РБК: кому принадлежат курорты Крыма

Министр курортов и туризма Крыма Елена Юрченко категорически не согласна: по ее данным, в 2014 году из 3,8 млн человек по специальным оздоровительным программам полуостров посетило всего 300 тыс. человек. Новый сезон определенно будет лучше, считает министр, и ее слова, как мантру, произносят менеджеры крымских санаториев и пансионатов. Хотя и понимают, что пока не построен мост через Керченский пролив, даже расширение симферопольского аэропорта не поможет компенсировать падение спроса.

Свои слова Юрченко подкрепляет статистикой: за два первых месяца этого года в Крыму отдохнуло около 210 тыс. человек — вдвое больше, чем в январе-феврале 2014 года. Кроме того, уже очевидно, что нужно гостям: большинство людей, приезжающих на Южный берег Крыма, предпочитают останавливаться в объектах уровня 4 и 5 звезд, то есть прежде всего востребован именно элитный отдых, подчеркивает министр курортов и туризма республики.

Действительно, у четырехзвездочной «Ялты-Интурист» — крупнейшей гостиницы на побережье (более 2500 мест), по словам замдиректора комплекса Андрея Атанова, количество посетителей в прошлом году выросло в среднем на 5–10% по сравнению с 2013 годом. Всего в течение года «Ялта-Интурист», принадлежащая российскому девелоперу и владельцу кинокомпании «Союз Маринс Групп» Александру Куликову, приняла около 120 тыс. человек. Но сколько гостиница заработала, ее сотрудники не раскрывают. «Мы работаем круглогодично: если летом это в основном семейный, курортный отдых, то осенью-весной — деловые мероприятия, фестивали, конкурсы», — рассказывает Атанов. Только в этот «низкий» сезон менеджеры «Ялты» провели 170 мероприятий различного формата.

В льготных программах, уверяет Атанов, комплекс не участвует: «Мы абсолютно коммерческая структура, нам это не нужно». Впрочем, среди крупных клиентов «Ялта-Интуриста», несколько госкомпаний. Например, ВТБ и «Росатом», которые, как следует из данных об их госзакупках, осенью 2014 года проводили там совещания с руководителями региональных подразделений банка и конференцию руководителей кадровых служб организаций госкорпорации.

В «Ялте-Интуристе» сезон уже открыт: гостям доступны сразу три бассейна с морской водой — олимпийская вода (с температурой +28С), прыжковый и детский. Сколько денег вложено в строительство и реставрацию, компания не раскрывает.
Фото: Михаил Мордасов для РБК

«В этом году мы ожидаем 10–15-процентное увеличение количества гостей», — делится менеджер. В этом случае вырастут и доходы: стоимость номеров (действующий ценник на стандартный номер на двоих — от 3800 до 7500 руб. в сутки в зависимости от сезона) повысится на те же 10–15%.

На вопрос «Примет ли «Ялта-Интурист» Путина со всем окружением?» Атанов уверенно отвечает «Да!» Самый дорогой номер в «Ялте» — люкс «Студио» — стоит от 13200 до 20900 руб. при трехместном размещении в зависимости от сезона. В нем можно жить круглосуточно, никуда не выходя, уверяет менеджер. А прошлым летом ради развлечения дорогих гостей на территории комплекса появился контактный зоопарк. «Можно подойти и обезьянку потрогать, — улыбается Атанов. — Я вам больше скажу: не в каждом крупном зоопарке в ассортименте есть один-два гиббона, а у нас их четыре!»
Крупнейшие национализируемые санатории и пансионаты Крыма Фотогалерея

Подробнее на РБК:
http://daily.rbc.ru/special/business/16/03/2015/550549ce9a79474207851a12

Просмотров: 461 | Добавил: solarvine | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: